Рассказ «Метронавтия» (Сумеречная зона), глава 32

— Господин Джафари! Господин Джафари! – Банафрит расталкивала меня и пыталась разбудить. Похоже, что бессонница мне не грозит. Возможно, я еще напишу докторскую диссертацию по вопросам адаптации организма человека к условиям полярной ночи.
— Что такое? – довольно потянулся я и притянул к себе Банафрит, желая продолжения волшебной ночи. Откуда только силы берутся. Это нам в армии в компот и в кисель антистоит добавляли, а тут, похоже, наоборот, у них виагра как соль и перец – необходимая добавка к пище. Иначе не выживешь в этой беспросветной жизни.
— Вставайте быстрее, — чуть не плача говорила девушка, хотя, какая она девушка, она уже законченная женщина с большим опытом и способностями в сексе, — нас вызывают на самый верх.
— Что?! – удивленно воскликнул я, — меня депортируют обратно к себе на поверхность? Мафия запрос прислала и такие аргументы, которые нельзя опровергнуть?
— Да не на поверхность, а на заседание Высшего совета Ра, — сказала девушка, — будут рассматривать ваше персональное дело и заявление о приеме в Единую Ра.
— Какое заявление? – запротестовал я. — Я никаких заявлений не писал!
— Писал не писал, какая разница, там уже все написано, подмахнете бумажку и дело с концом, — сказала Банафрит. – Главное – если вы не член Единого Ра, то вам вообще нигде не проханже, будете работать Читать далее

Рассказ «Метронавтия» (Сумеречная зона), глава 31

Я лежал на Банафрит и думал о том, что и в моей стране партия семьдесят два года трахала все, что могло шевелиться и думать, и имела двадцать миллионов активных членов, готовых по приказу партии и правительства вторгнуться в любую страну для оказания интернациональной помощи трудящемуся классу, независимо от того, хотел или не хотел этого трудящийся класс. И вот на этом партийный режим и спекся. Сначала было подавление Пражской весны, а потом победоносная война в Афганистане, откуда мы уносили ноги с развернутыми знаменами и бросая все, что можно было бросить и что обременяло движение торжественно встречаемых на границе войск. Пограничники, которые охраняли среднеазиатскую границу на дальних подступах с территории сопредельного государства, выходили еще два месяца после рапорта командующего сороковой армией, что за его спиной нет ни одного советского солдата. Да так оно и было. Пограничники не входили в состав этой армии, а были передовым отрядом карающего меча партии – комитета государственной безопасности. «Победа» в Афганистане подкосила некогда могучее государство, залившее кровью наших солдат половину своей страны и всю Восточную Европу во время Второй мировой войны, уничтожившее несколько миллионов своих сограждан в концентрационных лагерях, и вызвала приход нового руководителя, отмеченного пятном судьбы на лысеющей голове. Он пришел и приоткрыл завесу таинственности над историей страны. И от этой маленькой щелочки правды ужаснулся наш народ и весь мир, и все отшатнулись от партии, которая решила вооруженным и опробованным неоднократно путем задавить весну в нашей стране Читать далее

Единство нации. Рассказ

Единство нации

Германия. Берлин. 1936 год. Поздний вечер. На узком тротуаре нос к носу встретились командир батальона штурмовиков SA (Sturmabteilung) гау (дивизии) Берлин-Бранденбург штурмбаннфюрер (sturmbannführer) Краузе и командир дружины союза красных фронтовиков RFB (Roter Frontkämpferbund) гау (дивизии) Берлин-Бранденбург камерадшафтсфюрер (kameradschaftsführer) Мюллер.
Если смотреть со стороны, то можно было предположить, что встретились два командира из одной армии. Одинаковая форма. Гимнастёрки. Хромовые сапоги. Портупеи. Разница в головных уборах. У одного кепи с большим козырьком, у второго фуражка маоцзедуновского типа. А так, близнецы-братья, у одного ни отца, ни матери, у другого – ни стыда, ни совести. Вроде бы все одной нации, а тянут в разные стороны.
Встреча была не из приятных. Как два льва на одной узкой тропе. Краузе держался за рукоятку именного кинжала SA, а Мюллер теребил резную рукоятку фронтового парабеллума в кармане галифе.
Молчание и противостояние затягивалось. Либо прольётся кровь, либо кто-то должен сделать первый шаг для разрядки обстановки.
Первый шаг сделал Краузе. Он отпустил рукоятку кинжала, вскинул руку в римском приветствии и крикнул: «Хайль Гитлер!». Мюллер нехотя достал правую руку из кармана галифе, громко сказал: «Рот фронт!», при этом Читать далее

Рассказ «Метронавтия» (Сумеречная зона), глава 29

Глава 29

— Какой последний Ра? – не понял я. – Их что много?
— Ра один, но к концу жизненного цикла он реинкарнируется в нового Ра и продолжает дело великого учителя, — сказала Банафрит.
— Понятно, — сказал я неуверенным тоном, совершенно не представляя, все ли я понял. – Сколько же вас человек? Судя по всему, вас должно быть несколько сотен и живете вы где-то в районе нынешнего Египта. Только я никак не понимаю, как я из Москвы очутился в районе Египта.
— Несколько тысяч лет назад нас было всего с сотню человек, но с того времени много воды утекло и нас стало много, — сказала девушка. – У нас есть целый мир, который не объять руками и не представить в воображении. Это нужно видеть, и мы посмотрим наш мир обязательно. Самое главное – мы все разговариваем на одном языке и в любом уголке планеты вы будете поняты и поймете любого ее жителя.
— А с какой планеты вы прилетели? – спросил я. Очень интересно узнать, где, кроме нас, проживают разумные существа, по образу и подобию нашему. Или мы созданы по их образу и подобию.
— Так ли это важно? – сказала Банафрит. – Мы никогда не вернемся на ту планету, откуда прибыли и зачем забивать голову ненужными знаниями. Народная мудрость говорит: не вороши лихо, пока оно тихо. Зачем искать приключения на заднее место? Планета-агрессор никогда не будет хорошим соседом, даже если она будет прикидываться ангелом во плоти. Любой дьявол, отрекшийся от своих убеждений и верований, ставший кардиналом новой веры, не перестанет быть Читать далее

Рассказ «Метронавтия» (Сумеречная зона), глава 28

Глава 28
— Я давно ждала этот вопрос, — сказала Банафрит, — поэтому и подготовилась. Садись рядышком на кровать и слушай.
Было это давно. Очень давно. Кое-что об этом рассказал Тор на вечеринке в честь вашего прибытия. То, что было, из истории превратилось в легенды и сказания стариков, так как практически не сохранилось никаких документальных свидетельств, погибших во времена нашего переселения в подземный мир.
Мы – потомки людей, переселившихся сюда в поисках лучших условий жизни. Когда-то мы были процветающей расой и достигли невиданных результатов во всем. Наука, техника, образование, культура, медицина, уровень жизни – не жизнь, а сплошной рай. Мы летали на другие планеты, но везде было для нас плохо, и мы возвращались домой. Наконец, настал тот день, когда хорошее превысило допустимый для него уровень и сладости стали приторными до горечи. Так всегда бывает, когда люди не знают меры в своем совершенстве.
Все началось с того, что человек захотел быть бессмертным. Как это сделать? Оказалось, что это очень просто. Нужно сменить живое сердце на механическое и периодически менять его после определенного количества времени пробега подвижных частей. Затем нужно менять кровь, как мы меняем масло в наших автомобилях и регулировать собственное питание, чтобы на внутренних органах не осаждался нагар от сжигания организмом или соли, потребляемые вместе с продуктами. Что для этого нужно? Для машин – идеальное горючее, а для человека идеальное и сбалансированное питание, которое получается в немыслимых количествах в лабораториях.
Как и у машин, у человека стираются суставы, кости теряют свою крепость, а мышечная ткань – свою эластичность. Все это делается искусственно и заменяется во время несложных операций.
И последнее, самое главное – мозг и нервная система. Наши ученые разработали позитронный мозг и составили точнейшую схему нервных волокон в теле человека. Это как схема электрооборудования машины. И в результате получился Читать далее